"Жены братьев боятся, что мои дети могут заразить их детей"

Источник: www.kavkazr.com 2.12.2018
Джаппар Гаджиев, наверно, единственный человек в Дагестане, который не скрывает своего положительного ВИЧ-статуса. Более того, пытается в этом вопросе просвещать других. Он создал организацию "Свои", которая консультирует и помогает людям, столкнувшимся с этой проблемой.
Джаппар, расскажите, почему вы решили открыто говорить о своем статусе?
– Я просто никогда не стеснялся этого. Я не видел причины. Если мы все – мусульмане – и говорим, что все болезни от бога, то почему мы должны стесняться того, что нам пришло? Я не был наркоманом, и также я не гей, а диагноз получил.
Как на это реагирует ваше окружение?
– Жены моих братьев боятся, что мои дети могут заразить их, когда будут вместе играть, понимаете? А вслух это не говорится. У меня трое детей и все они абсолютно здоровы. Все смотрят на тебя как на человека, который завтра должен умереть. Поэтому, когда я прошу кого-то кроме меня рассказывать о статусе публично, мне отвечают: "Джаппар, мы твою судьбу повторять не хотим".
Боятся, что их будут избегать?
– Просто у нас медицину перепутали с судом. Когда ты чем-то заболел, то умники пытаются найти причину: виновен или не виновен в своей болезни. Люди забывают, что это медицина, а не юриспруденция. Когда человек видит перед собой больного, он пытается не решить его проблему, а выяснить, почему он заболел.
Можно ведь создать семью и чтобы дети не болели. А если людей послушать, то это невозможно, они говорят: «Спидовым надо жениться на спидовых». Это противно и неприятно.
Джаппар Гаджиев
К вам часто обращаются люди, которые узнали о своем положительном статусе?
– У нас в Дагестане так происходит: если человек узнал о своем диагнозе, он старается, чтобы больше о нем никто не узнал и не услышал. Но кто-то обращается.
Главврач дагестанского СПИД-центра считает, что наше духовенство проводит хорошую просветительскую работу и способствует удержанию ситуации с ВИЧ под контролем. Вы согласны с этим?
– Религиозные организации проводят ту работу, которую вообще нельзя проводить. Я одному в YouTube замечание сделал. Имам мечети рассказывал людям о признаках конца свет и один из них это якобы СПИД. Человек триста там сидело. Как вы хотите, чтобы эти люди о нас думали? Благодаря религиозным деятелям, которые занимаются не своим делом, проблема усугубляется. Проблемы решались, если бы людей, живущих с этим диагнозом, вовлекали бы в профилактику.
Как, например?
– Например, если бы люди с ВИЧ принимали участие в разработке профилактических программ. Это написано в законе, который обязывает привлекать нас. А я, например, не могу попасть в общественный Совет при Минздраве Дагестана.
В этом общественном совете пару пенсионеров, пара тройка главврачей клиник, которые о СПИДе ничего не знают. Всякий раз, когда я пытаюсь попасть в совет, то они включают дагестанское: того знаешь, этого знаешь… Нашу организацию категорически не хотят никуда допускать. В нашем СПИД-центре должен висеть буклет нашей организации, а его нет. Они даже не хотят, чтобы с нами больные общались, потому что мы их критикуем и нас воспринимают как занозу.
- Врачи говорят о стопроцентном обеспечении лекарствами ВИЧ-больных в Дагестане. Это действительно так?
– Есть два типа обеспечения лекарствами: по сопутствующим заболеваниям и по самому заболеванию, которые понижают концентрацию вируса в нашем организме. Что касается сопутствующих заболеваний, то у нас по лекарственному обеспечению чуть лучше нуля, наверно. По самому заболеванию лекарства назначаются, но не проводится никакая работа, чтобы люди эти таблетки пили. Человек тупо приходит к врачу, врач ему тупо прописывает. А объяснить ему, как принимать эти лекарства?
- В Дагестане официально зафиксировано 3 336 случаев получения ВИЧ, но есть такая теория, что официальную статистику нужно умножать на два, а то и на три, чтобы определить действительное количество зараженных. По вашему мнению, эта теория справедлива?
- Официальную статистику умножьте на пять. Когда я только начал заниматься этой проблемой, то видел только верхушку айсберга. Тогда статистику умножали на два-три. Я говорил, что минимум нужно умножать на 5-7. Сейчас наши врачи, которые раньше умножали на два-три, умножают уже на 5-7. У нас в Дагестане около 20 000 человек с этим диагнозом, думаю. Я не обременен отчетами и не обязан говорить, как должно быть, я говорю, как оно есть.
Это значит, что проблему замалчивают?
– Врачи - заложники системы и они по-другому ситуацию не опишут. Вы не представляете, какие красивые у них отчеты. Математика помогает взглянуть на то, сколько вниманию уделяют этой проблеме даже исходя из официальных цифр. Вот всего 3 336 положительных, да? А сколько врачей-инфекционистов, которые лечат их? Их всего четыре человека и все они находятся в Махачкале! А Дагестан какой громадный! Они не делают так, чтобы в каждом городе сидел врач-инфекционист. Они взяли четырех врачей и объединили. И все они - старики. Врачи работают до четырех часов дня и в четыре дня их СПИД заканчивается. В СМИ эта тема начинается только первого декабря, а мы с этим диагнозом живем 24 часа в сутки и ситуация у нас с каждым днем все хуже и хуже.

Похожие публикации

Популярные новости

Случайные новости